129226, г. Москва, ул. 1-ая Леонова, дом 16

Ботанический сад   схема проезда, контакты

Запись online

Справочная:

+7 (499) 187-29-96
+7 (499) 187-27-79

Вызов врача на дом:

+7 (999) 558-28-88

с 8.00 до 20.00

  • Бесплатное обследование долгожителей Москвы
  • Ординатура
  • Вниманию родственников госпитализированных пациентов

    Вниманию родственников госпитализированных пациентов

  • Рекомендации в связи с коронавирусной инфекцией COVID-2019

    Рекомендации в связи с коронавирусной инфекцией COVID-2019

  • Платная медицинская помощь на дому

    Важно!
    Медицинская помощь —
    вызов врача на дом

  • Видеозанятия лечебной физкультурой

    Видеозанятия лечебной физкультурой

  • IV Всероссийский конгресс

    IV Всероссийский конгресс
    по геронтологии и гериатрии
    с международным участием
    21-24 мая, в онлайн-формате

  • Youtube

 

Доцент кафедры госпитальной терапии №1 РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России Валентин Александрович Кокорин поделился впечатлениями о работе и пребывании в качестве сотрудника и пациента в Российском геронтологическом научно-клиническом центре.

ПО ОБЕ СТОРОНЫ БАРРИКАДЫ: МОЙ ОПЫТ БОРЬБЫ С КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИЕЙ

Kokorin 1У каждой истории есть свое начало. Эта началась 1 апреля со звонка заведующего нашей кафедрой, профессора И.Г. Гордеева, предложившего на время пандемии пойти на работу в перепрофилируемый для лечения больных новой коронавирусной инфекцией (COVID-19) стационар Российского геронтологического научно-клинического центра (РГНКЦ). Приглашение поступило очень своевременно – к тому моменту сидеть дома, занимаясь исключительно дистанционным образованием, уже приелось, желание поработать с COVID-19 стало преобладать над опасением перед возможными рисками, а среди сотрудников РГНКЦ оказалось большое количество хорошо мне известных по разным направлениям работы коллег.

Коллектив под руководством директора центра, профессора О.Н. Ткачевой и главного врача, профессора А.С. Мильто встретил очень тепло, и мне повезло наблюдать воочию и даже немножко поучаствовать в процессе перепрофилирования. В течение двух недель была проведена перепланировка помещений и строительные работы для разграничения «чистой» и «грязной» зон, оборудованы шлюзы, приобретены средства индивидуальной защиты (СИЗы), маршрутизирован проезд для машин Скорой помощи, построена мойка для их дезинфекции, сформирован штат четырех инфекционных отделений и отделения реанимации, проведена подготовка и обучение медперсонала, закуплено оборудование и медикаменты, решены вопросы проживания и транспортировки медицинского персонала, налажена коммуникация между отделениями и «чистой» зоной и подготовлен собственный протокол ведения больных на основе рекомендаций Минздрава России, приказов Департамента здравоохранения г. Москвы и с учетом последних научных статей и зарубежных рекомендаций.

Для дальнейшей работы я был прикреплен в качестве врача-консультанта к 3-му инфекционному отделению, возглавила которое к.м.н. Т.М. Маневич. В штат сотрудников отделения вошло 12 врачей (среди которых терапевты, кардиологи, неврологи, ортопеды, уролог и эндокринолог), 16 медсестер и санитаров. В отделении имелись 15 двух- или трехместных палат (общей вместимостью на 40 пациентов), 6 кислородных точек, 10 мобильных аппаратов оксигеноконцентраторов, электрокардиограф, тонометры и пульсоксиметры.

Прием больных наш центр начал 17 апреля, и уже буквально через несколько дней он оказался полностью заполнен, в результате чего, было принято решение об увеличении числа койко-мест с первоначальных 142 до 176. Схемы лечения пациентов, помимо базисной терапии, состоявшей из комбинаций гидроксихлорохина с азитромицином или лопинавира/ритонавира с интерфероном бета, включала обязательное назначение низкомолекулярных гепаринов (сначала в профилактических, а позднее сразу в лечебных дозировках), ацетилцистеина, антибактериальной терапии при подозрении на присоединение бактериальной флоры, жаропонижающих препаратов и оксигенотерапии по требованию, а также лечение сопутствующей патологии. В более тяжелых случаях, консилиумом, в который входило руководство и ведущие научные сотрудники центра, принималось решение о назначении биологических препаратов – сарилумаба, тоцилизумаба, барицитиниба, канакинумаба или нетакимаба. Всем пациентам проводили обучение и рекомендовали выполнение комплекса упражнений для дыхательной гимнастики с первых дней пребывания в стационаре.

Наиболее запоминающимся, конечно, стал самый первый выход в «грязную» зону – ощущения были абсолютно сюрреалистичными – то ли как космонавта, то ли дайвера. В переделанной маске для снорклинга дышать тяжело и постоянно приходится бороться с искушением снять ее. В защитном костюме Тайвек душновато, но вполне терпимо. Гипоксия замедляет реакцию и явно ухудшает когнитивные функции – приходится переспрашивать у пациентов и коллег, повторно заглядывать в документацию и сделанные записи. Постепенно вырабатывается алгоритм – пишешь задания и вопросы еще до входа в зону и с ними перемещаешься по отделению как по карте. Хочу отметить ответственность и усердие всех врачей и младшего медперсонала с кем довелось поработать, которые позволили создать чувство команды, работающей в трудных условиях ради одной общей цели.

За первые три недели работы в наше отделение поступил 81 больной (48 женщин и 33 мужчины) в возрасте от 19 до 91 года. Преобладающими жалобами у пациентов были лихорадка, сухой кашель, чувство нехватки воздуха, головная боль и миалгия. У 80 из них (98,8%) была диагностирована двусторонняя интерстициальная пневмония по данным компьютерной томографии (КТ), у 55 (67,9%) выявлена положительная ПЦР на РНК SARS-CoV2. Проведение оксигенотерапии потребовалось 35 больным (43,2%), перевод в отделение реанимации – 10 (12,3%), искусственная вентиляция легких – 4 (4,9%). По результатам лечения за этот срок ни одного летального исхода у поступивших в отделение пациентов не произошло, 37 (45,7%) больных были выписаны домой или на обсервацию, 3 (3,7%) переведены в другие стационары для продолжения лечения, оставшиеся продолжали лечение.

Энтузиазм и чувство новизны от работы в необычных условиях с мало понятной, но интересной патологией, постепенно стало сменяться усталостью и ощущением рутины – дни, похожие друг на друга – с утра дистанционное обсуждение больных с заведующей отделением и лечащими врачами, после обеда – осмотр пациентов в «грязной» зоне, раз в неделю – выходной, в который все равно никуда нельзя было выйти из дома.

С противоположной стороны

Kokorin 2Вечером 7 мая по дороге со смены вдруг появилась резкая слабость. На следующий день температура медленно, но верно стала повышаться до отметки 38°С, появилась сильная потливость, чувство тяжести в груди, боль в мышцах, головная боль, жажда и интоксикация, но зато полностью прошли симптомы весеннего поллиноза. Несколько дней борьбы с инфекцией в домашних условиях с помощью постельного режима, обильного питья и анальгина с хинином принесли частичный успех – температура практически нормализовалась, уменьшилась миалгия и головная боль, но КТ показала наличие типичной для COVID-19 картины с поражением почти трети легких, в результате чего по настоянию коллег было принято решение о госпитализации. Так, спустя совсем непродолжительное время, я оказался в отделении РГНКЦ уже в качестве пациента. Для меня это стало всего второй госпитализацией в жизни, и позволило взглянуть на ситуацию уже с противоположной стороны.

Двухместная палата с видом на МЦК, шум стройки и проносящихся поездов, анализы и кашляющие пациенты в соседних палатах, off-label терапия азитромицином, эноксапарином и ацетилцистеином - все это компенсировалось заботой и вниманием медперсонала 4-го инфекционного отделения, возглавляемого А.В. Розановым, и коллег из уже ставшего «родным» 3-го отделения, а также страстным желанием поскорее поправиться. Одиночество скрашивало общество брата, переносившего инфекцию с задержкой в несколько суток, и с разницей в симптоматике в наличии аносмии. К счастью, через 5 дней как в анализах, так и на КТ была выявлена положительная динамика, что в сочетании с улучшением общего самочувствия стало основанием для выписки на дальнейшую двухнедельную самоизоляцию в домашних условиях, перенести которую оказалось не сильно легче, чем само заболевание.

К моменту окончания периода самоизоляции количество поступающих в Центр больных постепенно стало сокращаться, и моя «командировка» подошла к концу. Мне хотелось бы выразить благодарность руководству РГНКЦ и всем коллегам, с которыми довелось поработать в это тяжелое, но столь увлекательное время, получить неоценимый опыт совместной работы в условиях пандемии COVID-19.

Валентин Кокорин

 

Последние публикации